Антикризисное управление. Ренессанс или реанимация бизнеса? 

Антикризисное управление. Ренессанс или реанимация бизнеса? 

Восточная мудрость: банкротство — рецепт лидерства
В КНР есть корпорация, которая была создана в 1920 году и далее достаточно долго выпускала плохие холодильники под маркой «Завод холодильников Циндао» (Qingdao Refrigerator). В 1940 завод частично перешел в государственную собственность. Руководители предприятия всячески пытались сохранить специализацию производителя холодильного оборудования.  Был подписан контракт с Liebherr. На какое-то время компания стала прибыльной. Но в начале 80-х она уверено вошла в  процесс предбанкротного состояния.
В 1984 году завод «Qingdao Refrigerator», по протекции местных чиновников, возглавил молодой и перспективный управленец Чжану Риумин. Анализ финансово-хозяйственной деятельности отразил плачевное состояние предприятия: ветхую инфраструктуру и неэффективное управление. Главное — завод выпускал некачественную продукцию. Процент брака превышал 20-30%.  Новый руководитель, решил, что его первым и главным инструментом по выведению компании из банкротства станет кувалда.
Риумин выстроил в ряд 76 холодильников, заставил работников взять в руки кувалды и  разбить  продукцию собственного производства. Цена одного холодильника приравнивалась к  2-х годичной заработной плате рабочего этого же завода.
«Уничтожьте их! Если они поступят в продажу, мы продолжим совершать ошибку, и это обанкротит нас!» — историческая цитата Риумина, именно с неё, а точнее с удара кувалдой и началась новая история старого завода.
Новый директор привык рубить с плеча. В 1991 году предприятие получило новое имя,  отрезав два первых слога от  немецкого  названия собственного  партнёра: Haier — два  последних слога китайской транслитерации Liebherr (произносится «Li-bo-hai-er»). Так родился новый бренд «Haier» – имя,  с которым бывший производитель плохих холодильников стал мировым лидером белых товаров (крупное домашнее оборудование, которое традиционно выпускается с белой эмалированной поверхностью) и электроники.
Каждое десятилетие бывший завод холодильников  расширяет свою деятельность  и обновляет своё имя:  Qingdao Refrigerator General Factory (1984-1989 годы), Qingdao Refrigerator Co., Ltd.(1989—2001 годы) и наконец Qingdao Haier Co., Ltd.(2001—2018 годы). Сегодня государственная группа Haier – головная структура холдинга, в который входят десятки представительств и дочерних фирм,  управляющая компания Haier Smart Home, 10 научно-исследовательских центров, 25 промышленных зон, 122 завода и 106 маркетинговых центров. Эксперты и покупатели используют просто «Haier» — так меньшще путаницы и понятнее.
В 95-м Haier выкупили своего главного конкурента в Циндао, Red Star Electric Appliance Factory. В 1997 компания занялась производством телевизоров, приобретя Huangshan Electronics. К концу 90-х Haier выпускали и продавали уже множество различных продуктов, включая мобильные телефоны и компьютеры, и обладали значительной долей национального и международного рынка бытовой техники. Китайский гигант пробовал даже производство лекарств.
В чём секрет этого производственного гиганта? За счёт каких управленческих талантов предприятие попало в список 50 наиболее значимых мировых производителей? Может секрет в  контрастности управления и восточной философии? В   2014 году компанию  обвинили  в выпуске смартфонов и планшетов с предустановленными вредоносными программами, а также в абсолютной закрытости и непрозрачности.
Несмотря на частичную государственную собственность, де-юро Haier остаётся «коллективной» компанией.  Но в то же время, оппоненты  компании правы – это закрытый холдинг, реальная информация о нём известна крайне узкому кругу лиц, а его сотрудники не получают дивидендов и не знают, какой долей они владеют в реальности. В качестве  государственного учреждения Haier — официально запрещён доступ на биржу на ранних стадиях. Тем не менее, в 1993 году дочернее предприятие «Qingdao Haier Refrigerator» попало на Шанхайскую фондовую биржу. В 2005 акции  Haier были на Гонконгской фондовой бирже, через контрольный пакет акций зарегистрированного на бирже предприятия Haier-CCT Holdings Ltd.
Думается, что успех китайского холдинга Haier в том, чтобы сохраняя, приумножать. Холдинг и сегодня выпускает холодильники. Например, открыл собственное производство, запланировав порядка 1 млрд долл инвестиций в  Набережные Челны. В городе уже создан промышленный «чайна-таун», где  до 2023 году тут появятся 12 сборочных заводов. Другими словами, кувалда используется только для уничтожения брака. Традиции, история, навыки и наработки прошлого – сохраняются и бережно хранятся. Банкротство – не повод отгрызать свою лапу, а мотивация для обновления, развития и роста.

Рисунок: АО ЮРЭНЕРГОКОНСАЛТ

Типичный подход европейца: не умеешь сам – продайся другому?
Многие помнят, что шведские машины – самые безопасные в мире. Имеется в виду такие марки легковых авто, как Volvo или SAAB. У историй Volvo и SAAB – есть схожий момент. У обеих компаний были финансовые сложности и признаки банкротства.
В 2010 году выручка Spyker Saab составила 819,2 млн евро, убыток — 218,3 млн евро. И в 2011 году конвейер SAAB остановился из-за долгов перед поставщиками. Концерн объявил себя банкротом. Шведы не стали бороться за выживание, права владельца перешли консорциуму National Electric Vehicle Sweden, в который входят гонконгская, японская и китайская компании. На какое-то время компанию удалось реанимировать: в 2013 году  в продажу поступил седан SAAB 9–3 Aero.
В  2014 года снова подано  заявление о признании SAAB банкротом. И снова были найдены азиатские партнеры: холдинг перешёл под контроль китайской государственной IT-компании. Была предпринята попытка производства электрокаров для китайского рынка. Возникли сложности с передачей торгового знака и прочие трудности. А в 2019 году на аукционе Bilweb Клаус Spaangaard в Дании был продан последний автомобиль SAAB за 465 тысяч шведских крон…
Volovo – повезло гораздо больше. Не дожидаясь финансовых трудностей, в 1999 году концерн Volvo Group продал своё отделение легковых автомобилей под именем Volvo Personvagnar (Volvo Cars)  конкуренту, концерну  Ford, который в свою очередь и спустя 10 лет перепродал производство и торговую марку  концерну Geely.
В настоящее время правами на бренд и логотип Volvo одновременно обладают концерн Volvo и китайская компания Geely Automobile Holdings Limited , владеющая Volvo Cars. Весной  2021 года Volvo объявил, что к 2030 году компания будет продавать только электромобили и только онлайн.
Американская мечта: банкротство
Основный принцип американцев – бороться до победы. Эта философия касается как непосредственного руководства компаний, так и государства – которое прикладывает реальные и немалые усилия для спасения крупных корпораций.
General Motors – легендарный бренд США. Спасение авто-гиганта от банкротства, которое случается с ним раз в 100 лет,  —  очередная  добрая традиция  или новая  версия американской мечты.
И так, первое  банкротство GM состоялось в период Великой депрессии. Рынок сбыта автомобилей в США в с 1929 по 1939 гг. упал на 75%. Глобальная безработица, практически полная  остановка всего американского автопрома, суммарный убыток которого достиг 3 млрд долл. Руководство General Motors приняло решение бороться до победы: сократило персонал, отказалось от выпуска  среднего и люкс автомобилей, снизило цену на 70% и выпустило на рынок самую экономичную модель. Известрная цитата Альфреда П. Слоуна, президента и генерального директора GM в 1923 — 1937 гг.: «Нельзя сказать, что мы предвидели наступление депрессии. Просто мы научились быстро реагировать на сложившиеся обстоятельства».
В мировой кризис 2008 года GM  вошёл с суммарным долгом в размере  30,9 млрд долл. Барак Обама ввел антикризисную команду, которая разработала радикальный план:  новое использование Кодекса о банкротстве, разделение и сокращение ценных активов. Миллиарды  бюджетных средств были влиты в компанию для обеспечения жизнеспособности GM.
Нельзя не процитировать Б. Обаму:  «Правительство США инвестировало в GM столько денег налогоплательщиков, что сейчас оно «поневоле» будет являться владельцем 60% акций компании. Вместе с тем целью государства не является управление GM – его будет осуществлять команда профессионалов.»
США и Китай – лидеры по число корпоративных банкротств. Только в первом квартале 2021 года в США обанкротилось порядка 20 тысяч компаний. В КНР за первые два месяца  2020 года обанкротились почти 250 тысяч юридических лиц. Однако, американской трагедии в этих двух державах  — не случилось. КНР закончила 2021 год с показателем роста экономики в размере 8,1%. Согласно прогнозам рост ВВП по итогам прошлого года составит от 5 до 7%.
О чём говорит статистика? Не надо бояться банкротств. Надо бороться, используя все механизмы антикризисного управления.
#ЮЭК продолжит публикации о философии и подходах антикризисного управления.
Автор: АО «ЮРЭНЕРГОКОНСАЛТ»

Источник: faktor-info.ru

Create Account



Log In Your Account